Мои трудовые университеты. Начало.

Такими мы были тогда, весной 1970. 10-г СШ№1, я в центре.

Мой трудовой путь начался в сентябре 1970 года, когда после неудачной попытки поступления в КИСИ (Киевский инженерно-строительный институт) по направлению райкома комсомола я был направлен на краевую ударную комсомольскую стройку «Большой Ставропольский канал» в Светлоградскую ПМК-24, на строительство магистрального водопровода в Светлоград. В то время водоснабжение осуществлялось из местных источников и очень сильно зависело от времени года и регулярности выпадения осадков. Так что это была очень важная стройка.
Кстати, неудачная попытка поступления в КИСИ также имеет свою историю. Мы, часть выпускников 10-г класса СШ№1,  почему то решили ехать поступать в Киев. Почему? Сейчас точно не помню всей истории, но поехало нас человек десять. Сергей Коваленко, Валя Купаева, Полина Колесникова, Сергей Маловичко, Саша Писаренко, Толик Порублев…В разные ВУЗы. Трое или четверо из нас, в том числе и я, поступали в КИСИ, кто-то в иняз, Сергей Маловичко приезжал поступать в университет, но как оказалось, преподавание велось на украинском языке, и он поехал дальше в Ленинград. В результате, какая была задумка, таков и результат. В общем, лично я не прошел по конкурсу. И не жалею, иначе моя жизнь могла бы сложиться сосем по-другому, а я этого не хочу.
А в ПМК-24 меня уже ждала должность слесаря-монтажника, кувалда весом 4-5 кг, лом и прочий немудреный инструмент. Распределение прошло удачно, и я попал, как сегодня бы сказали, в топовую бригаду Анатолия Пазациди, которая, собственно и вела основные работы на трубопроводе. А вся остальная часть сотрудников ПМК нас обслуживала. Я был горд своим положением. Толик Пазациди был классным сварщиком, прошедшим какое-то мудреное обучение где-то на Урале и имел личное клеймо для простановки на свариваемых швах. Это было круто. Такое же клеймо имел и второй сварщик Володя Мачулин. На тракторе-трубоукладчике работал еще один Володя, не помню уже фамилии, из Донской Балки. Кроме меня, было еще два слесаря-монтажника, помню одного, Володю Стерлева, кстати с очень интересной судьбой, из бывших известных светлоградских хулиганов, но «ставшим на путь исправления».
Так как мы  работали в основном в поле, то работа велась вахтовым методом, уезжали на работу в понедельник, а возвращались в пятницу вечером. И так всегда, кроме дней, когда работали на эстакаде и варили «плети», т.е. сваривались три трубы, а затем машина-трубовоз доставляла их на трассу, где они уже сваривались в магистральный трубопровод.
Красота…Ставрополье, сентябрь…Уже нет такой жары, как летом, но еще и нет длинных дождливых дней, и еще более длинных ночей…Наш лагерь состоял из четырех двухкомнатных вагончиков, которые перемещались на колесах тракторами по мере нашего передвижения по трассе. В одном из вагончиков была спальня для бригады, в другом  кухня-столовая и жила наша повариха, в третьем находился т.н., красный уголок, где мы отдыхали, там был радиоприемник, и прочие шашки-шахматы. А в четвертом был организован своеобразный штаб, где работали приезжающие руководители — нач. участка, инженеры и т.д. Вот так я и отработал до мая 1972 года, когда меня позвали в Советскую Армию.
Сначала я, естественно, был учеником слесаря, т.е. учился гнуть трубы кувалдой и перекатывать ломом. Научился быстро. Помню свою первую зарплату, выдали 46 рублей. А вот уже вторая была «взрослой» по тем временам, 140 рублей. Таких денег не зарабатывал даже мой отец, не говорю уже о маме, которой в колхозе платили что-то около 60 рублей.
Мне нравилась моя работа. Осенью была своя прелесть, зимой своя. Весной, летом – своя.
Осенью с Володей Мачулиным после работы ходили на рыбалку, на охоту  на дичь, он был страстным охотником и рыбаком. Зимой на зайца, лисицу, да чего греха таить, и на местных гусей. А длинными осенними и зимними вечерами все рассказывали свои, мудреные и не очень, истории, играли в «козла», иногда даже потягивали молодое виноградное вино от местных производителей.
Тяжеловато было, когда начинались осенние дожди, и днями ничего невозможно было делать. Ни работать, ни на охоту или рыбалку. И играли целыми днями в домино, в «козла» до мозолей. Много тогда книжек прочитал. То же самое и зимой в сильные морозы или метель, когда САК (сварочный агрегат) невозможно было завести, т.к. солярка практически не вытекала из бака, и мы вынуждены были ждать потепления, или хотя бы безветрия. Но зимой все-таки можно было пойти, например, на охоту.
А летом в жару начинали работать где-то в пять утра и часов до одиннадцати, потом перерыв часов до 4 и дальше работали до упора, часов до 9-10. Зарабатывали очень хорошо, я получал по 250-270 рублей и был вполне обеспеченным человеком.
И так было до середины мая 1972 года, когда прямо в поле приехал посыльный из конторы и привез маленькую бумажечку, на которой было написано, что в соответствие с Законом о всеобщей.., ну знаете, я через три дня должен прибыть в военкомат для следования к месту воинской службы.
Но это уже другая история.

Мои трудовые университеты. Начало.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *